Земля из космоса как фотографии изменили наш взгляд на планету

В 1948 году британский физик Фред Хойл писал, что «как только фотография Земли, сделанная извне, будет доступна… новая идея, столь же мощная, как и любая другая в истории, будет выпущена на свободу». На протяжении тысячелетий люди могли только представлять себе, как выглядит Земля с точки зрения небес. Некоторые древнегреческие философы подозревали, что Земля, вероятно, была сферой. Платон даже думал, что Земля может быть ярко окрашенной сферой – но, будучи Платоном, он имел в виду Платоновский идеал Земли, а не саму Землю. Ко второму веку нашей эры астроном Птолемей знал из научных соображений – путем наблюдений и измерений – что Земля действительно круглая. Но знать-это не то же самое, что видеть. И даже представить сложно сколько времени  и усиилий потребовалось, чтобы сделать фото доказательства, а сейчас находятся люди, который лишь пытаются нажится на научных исследованиях — https://yuzhnoye.com.ua/zarplaty-v-kb-yuzhnoe-mnogo-deneg-za-nichego

Где же визуальные доказательства? Или как долго мы шли к первому снимку земли?

С конца XVIII века воздухоплаватели впервые увидели Землю с точки зрения, которая не была частью самой земли – не с вершины горы или шпиля собора, а с точки зрения другой среды. А в 1935 году в рамках экспедиции, спонсируемой Национальным географическим обществом, капитаны Альберт Стивенс и Орвил Андерсон из Военно-Воздушных Сил армии США поднялись в гондоле, прикрепленной к наполненному гелием воздушному шару под названием Explorer II, достигнув рекордной высоты 13,7 мили (22 км) — выше, чем любой коммерческий реактивный самолет может летать даже сегодня. Когда судно плыло высоко над Южной Дакотой, фотография, сделанная из гондолы воздушного шара, запечатлела панораму протяженностью 330 миль (530 км), впервые показав кривизну Земли. Наконец, это было скорее визуальное, чем просто интеллектуальное доказательство того, что мы живем на огромной сфере.

Однако, чтобы лучше видеть изогнутый горизонт Земли, снимки должны быть сделаны с более высокой точки обзора. А чтобы подняться выше, понадобятся не воздушные шары и даже не самолеты, а ракеты.

В конце Второй мировой войны американские войска захватили в плен немецкого инженера Вернера фон Брауна, конструктора первой в мире баллистической ракеты. Его 14-метровая 12,5-тонная ракета, известная как Фау-2, не повлияла на исход войны, как надеялся Гитлер, но теперь ей предстояло сыграть центральную роль в истории освоения космоса. 16 апреля 1946 года фон Браун и его немецкие коллеги, которым предстояло стать гражданами США, запустили Фау-2 на американскую землю.

В течение следующих нескольких лет более 60 V-2, модифицированных для перевозки различных видов научного оборудования, будут запущены с площадки в Нью-Мексико. Клайд т. Холлидей, специалист по фотографии, был ответственен за трудную задачу разработки того, как прикрепить камеры, которые выдержали бы удар ракет. Холлидей получил свой лучший набор аэрофотоснимков из полета V-2 в 1948 году, сделанных на высоте 65 миль (105 км). На основе этих снимков, а также других снимков, сделанных во время полета ракеты «Аэроби», запущенной часом позже, Холлидей собрал панораму земли шириной 2700 миль (4350 км) — изображение, охватывающее одну десятую окружности планеты.

В 1958 году только что созданное американское космическое агентство — Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства (НАСА) — объявило о запуске проекта «Меркурий» — серии одноместных орбитальных полетов. С самого начала вельможи НАСА были против того, чтобы астронавты делали то, что они насмешливо называли «туристическими» фотографиями Земли. Джону Гленну, первому американцу, побывавшему на орбите Земли, пришлось настоять на том, чтобы взять на борт собственную камеру. Он купил его в местной аптеке за 19,95 доллара. Неудивительно, что сделанные им фотографии ничего не стоили.

Ситуация улучшилась, когда Ричард Андервуд был назначен главой небольшой консультативной группы, отвечающей за фотографию. После окончания университета Андервуд поступил в Инженерный корпус армии США в рамках армейского проекта по изучению геологических особенностей Земли с воздуха. Говорили, что он может идентифицировать любую область Земли по аэрофотоснимку.

Некоторые замечательные фотографии Земли, видимые с орбиты, были сделаны во время двух пилотируемой программы «Джемини», которая последовала за Меркурием. В июне 1965 года, во время второго полета с экипажем, Эд Уайт стал первым американцем, побывавшим в космосе; со своего уникального наблюдательного пункта он сделал несколько высококачественных снимков Земли. Андервуд указал своим все еще скептически настроенным боссам НАСА, что на таких фотографиях они смотрят на планету так, как ни один человек не видел ее раньше.

Не все верили в ценность фото земли. Даже перед миссией Аполлон. 

Однако сфотографировать всю землю можно было только с гораздо большего расстояния – из космоса. 10 августа 1966 года Lunar Orbiter 1 стал первым американским космическим аппаратом, который вышел на орбиту Луны – и он нес камеру. Это была лишь одна из многих миссий, предпринятых для определения возможного места посадки для предстоящих пилотируемых миссий «Аполлон». Lunar Orbiter 1 имел достаточную мощность, чтобы сделать только 211 снимков в среднем разрешении, но Андервуд надеялся, что по крайней мере один из снимков будет не с Луны, а с Земли. И все же он почти не был взят.

Решение все еще не было принято, даже когда корабль находился на орбите вокруг Луны, и споры шли до самой последней минуты. Андервуду сказали, что снимок Земли будет пустой тратой пленки, что такая фотография не будет иметь никакой научной ценности и так далее. В конце концов высокопоставленная фигура на совещании — вице-президент Boeing — сказала: «К черту все это. Это государственная служба. Это может быть потрясающе».

По центру разнесся слух, что снимок сделан. Джозеф карт, председатель комитета Конгресса по космическим наукам, вскоре связался по телефону с Ли Шерером, руководителем программы НАСА, и спросил: "что все это значит, что вы фотографируете Землю? — Шерер защищался и начал перечислять все причины, которые приходили ему в голову и которые, казалось бы, оправдывали эту фотографию. «Ну, мне наплевать, зачем ты это сделал, — вмешался карт, — но я и 200 миллионов других американцев благодарим тебя».

Когда фотографии с миссии были обнародованы, снимки Луны привлекли больше внимания. В последующем официальном отчете, суммирующем все пять орбитальных миссий, фотография Земли вообще не упоминалась. Возможно, из-за плохого качества изображения его значение было упущено. Хотя фотография была черно-белой, и большая часть планеты находилась в тени, впервые в истории человечества было запечатлено изображение всей Земли.

Первый спутник

В начале июля 1967 года был запущен военный спутник Министерства обороны США «гравитационный эксперимент» (DODGE). Директор «Доджа» предсказал, что спутники будут использоваться в образовательных целях; в то время никто не предвидел их способности полностью изменить жизнь на Земле. Любопытно, что доказательства уже существовали. Всего несколько дней назад Би-би-си транслировала в прямом эфире телешоу под названием «Наш мир», задуманное Обри Сингером, которое впервые соединило большую часть мира с помощью воздушных волн. В программе приняли участие художники из 19 стран, в том числе Пикассо и Мария Каллас. Во время заключительного сегмента из Великобритании The Beatles, одетые в великолепное хипповское снаряжение и окруженные цветами, впервые спели «All You Need is Love». Вещание стало возможным благодаря наличию новейших спутников. Менее чем через неделю после передачи спутник «Додж» передал на Землю первые цветные снимки полностью освещенной планеты.

В конце 1967 года беспилотная ракета «Сатурн-V» была впервые испытана в рамках миссии «Аполлон-4». Шедевр Вернера фон Брауна-прямой потомок Фау – 2-до сих пор остается самой большой ракетой, когда-либо запущенной. В период с 1968 по 1972 год в ходе девяти пилотируемых полетов «Аполлона» ракеты «Сатурн-V» запустили 24 американских спутника, которые доставили их на Луну и благополучно вернули на Землю.

Первое фото земли

На своем первом испытании в 1967 году Saturn V был беспилотным, но камера, установленная на капсуле на вершине ракеты, захватила 700 изображений. С высоты 11 000 миль (17 700 км) над поверхностью Земли «Аполлон-4» запечатлел первые цветные негативы полностью освещенной Земли. Однако в пресс-релизе НАСА, выпущенном после миссии, не упоминались фотографии.

Снимки земли, переданные Доджем, и фотографии, сделанные камерой «Аполлона-4», были обнародованы, но ни один из них не произвел особого впечатления. До него еще не дошло, что эти картины дают ответы на древнюю загадку: как выглядит Земля снаружи?

21 декабря 1968 года экипаж «Аполлона-8» из трех человек – первый пилотируемый полет на Луну – увидел то, чего еще не видел ни один человек: Землю как сферу в космосе. Три дня спустя, когда астронавты вышли на орбиту вокруг Луны, они первыми увидели еще одно необычное зрелище: земля «поднимается» над лунным горизонтом. Члену экипажа Биллу Андерсу удалось запечатлеть этот момент на фотопленке. Снимки с «Доджа» и «Аполлона-4» показывали землю в виде тусклой бело-голубой сферы, но на высококачественной фотографии Андерса, обозначенной НАСА как 8-14 – 2383, которая вскоре стала известна в народе как «восход Земли», Земля оживала красочно.

Позже в тот же день, в канун Рождества, когда они приблизились к своей десятой и последней орбите Луны, экипаж сделал последнюю телевизионную передачу на Землю. В конце передачи каждый из членов экипажа по очереди прочитал первые стихи книги Бытия: «в начале сотворил Бог небо и землю…» командир Фрэнк Борман был последним, кто прочел: «и назвал Бог сушу землей, а собрание вод назвал он морями. И Бог увидел, что это хорошо. А от экипажа «Аполлона-8» мы закрываемся пожеланиями доброй ночи, удачи, счастливого Рождества, и да благословит Вас Бог – всех вас на доброй земле».

В статье, появившейся в «Нью – Йорк Таймс» на следующий день – в день Рождества — журналист Эдвард Фиске задался вопросом, не вызвал ли «Аполлон-8» острой необходимости в некоем синтезе между священным и светским. Он выступал за новую версию христианства, очищенную от сверхъестественного – нечто более соответствующее космической эре. Фотография восхода Земли гуманистически подкрепляла то, что многие сочли бы неприятным в чтении книги Бытия.

Фиске писал, что эта фотография была «унизительным напоминанием о ничтожности мира». Но разве Земля ничтожна? Экипаж «Аполлона-8» чувствовал обратное – что Земля была единственной вещью, представляющей хоть какой-то интерес, единственной цветной вещью. В самом деле, сам фотограф Билл Андерс признался, что вскоре ему наскучила безжалостная однообразность Луны.

По иронии судьбы, именно папа Павел VI, обращаясь к толпе на площади Святого Петра вскоре после падения «Аполлона-8», сделал одно из самых проницательных светских наблюдений: «рост человека, — сказал он, — в чудовищной конфронтации с космосом предстает безмерно маленьким и безмерно большим».

Теперь мы знаем, что Советы сделали снимки типа «Восход Земли» за несколько недель до американцев, но они были плохого качества и черно-белые. Андервуд сказал, что советские люди вытаскивали катушки пленки из мусорного ведра, как будто это была ванна, наполненная гайками и болтами. Эмульсии не отличались консистенцией, и их запасы часто были устаревшими. Фотография никогда не была приоритетом для них, и стала приоритетом для американцев только из-за пропаганды Андервуда.

Девять миссий «Аполлона» были обрамлены двумя фотографиями: «Восход Земли», сделанными во время Первой, и так называемая «Голубая Мраморная» фотография, сделанная во время последней миссии «Аполлона-17». Андервуд объяснил астронавту Джеку Шмитту, что если он не забудет сделать снимок примерно через пять часов полета после запуска рано утром 7 декабря 1972 года, то велика вероятность, что он станет классическим: это была единственная миссия в последовательности, которая запускалась ночью, и в этот момент запуска астронавты увидят Землю ярко освещенной. Шмитт будет достаточно далеко, чтобы увидеть планету как сферу в космосе, но все же достаточно близко, чтобы уловить детали ее поверхности.

Через пять часов и шесть минут после взлета, на расстоянии около 28 000 миль (45 000 км) от Земли, Шмитт сделал одну из самых известных фотографий, когда-либо сделанных: первую детальную, высококачественную цветную фотографию всей Земли в полном освещении – «голубой мрамор».

Почему только цветные фото земли так важны?

Чего Фред Хойл не ожидал, так это того, что фотографии Земли начнут оказывать влияние только тогда, когда они будут высокого качества и в цвете. Черно-белые фотографии Земли выглядят точно так же, как и любое другое небесное тело, но в цвете они подтвердили то, что первые экологи интуитивно поняли десятилетиями ранее: если смотреть снаружи, Земля выглядит иначе, чем все остальное.

Джеймс Лавлок, работавший в НАСА, охотно признал, что эти первые фотографии послужили источником вдохновения для его теории Геи – концепции, согласно которой вся жизнь на Земле ведет себя так, как если бы она была живым существом. Земля разнообразна и красочна, потому что она живая.

Почти все из 24 астронавтов, которые видели всю Землю из космоса – все еще единственные люди, которые видели всю планету одним взглядом, – были поражены тем, насколько хрупкой выглядит Земля. Из космоса атмосфера Земли выглядит как тонкая голубая линия по окружности планеты, туманная полутень толщиной всего 50 миль (80 км), цепляющаяся за диск диаметром 7 917 миль (12 742 км). «Жаль, — писал астронавт «Аполлона-11» Майк Коллинз, — что мои глаза видели больше, чем мой мозг был способен усвоить». На обратном пути с Луны он выглянул в окно и попытался найти Землю, позже описывая свой опыт так: «Эта маленькая планета так мала там, в бескрайних просторах, что поначалу я даже не мог ее найти. И когда я это сделал, меня охватило благоговение. Вот он, сияющий, как драгоценный камень в черном небе. Я смотрел на него в изумлении, внезапно осознав, как его уникальность запечатлена в каждом атоме моего тела… я отвел взгляд на мгновение, и, пуф, он исчез. Я не мог найти его снова, не поискав внимательно. В этот момент я сделал свое открытие. Внезапно я понял, какая крошечная, хрупкая штука Земля».

Многие астронавты «Аполлона» пришли бы к тому же выводу, что истинная ценность экспедиций заключалась не в открытии Луны, а в новом взгляде на землю, которую они оставили позади.

Некоторые из них также пришли к убеждению – по крайней мере, поначалу, – что, увидев Землю с точки зрения космоса, можно было бы коренным образом изменить людей. Астронавт «Аполлона-16» Джон Янг, который умер в январе, сказал, что этот опыт заставил его понять, что «мы беспокоимся о неправильных вещах, таких как цена галлона газа, а не о Земле в целом». Майк Коллинз высказал аналогичную точку зрения: «планета, которую мы разделяем, объединяет нас гораздо более фундаментальным и гораздо более важным образом, чем различия в цвете кожи, религии или экономической системе».

Некоторые астронавты действительно впоследствии кардинально изменили свою жизнь. Через два года после возвращения на Землю астронавт «Аполлона-14» Эд Митчелл основал Институт ноэтических наук — организацию, занимающуюся изучением сознания. На обратном пути на Землю Митчелл испытал то, что он называл прозрением – что Вселенная «в некотором роде сознательна»; это был не столько религиозный опыт, как он говорил, но естественная реакция тела «на всепоглощающее чувство единства Вселенной».

Двое астронавтов принялись писать стихи, а еще один стал одержимо рисовать Луну. Некоторые из них обратились к Богу – в частности, астронавт «Аполлона-15» Джим Ирвин, который провел последние годы своей жизни, исследуя гору Арарат в Турции в попытке найти остатки Ноева Ковчега.

Из космоса ясно, что наш дом — это конечный ресурс, а границы между странами — искусственные конструкции. И все же мы продолжаем жить способами, которые противоречат этим самоочевидным истинам. Спустя почти 50 лет после того, как был сделан снимок «восхода Земли», мы можем задаться вопросом, действительно ли произошла трансформация, предсказанная Хойлом. Какие уроки мы извлекли, если вообще извлекли? В самом деле, мы могли бы задаться вопросом, способен ли человеческий род на реальные изменения. Можем ли мы вырасти до размеров нашего мозга, или технический прогресс опередит нашу способность к мудрости?

Каждое новое поколение теперь живет в мире технологий, которые кажутся волшебством тем, кто жил всего лишь одно или два поколения назад. Но люди по природе своей циничны. Нам быстро становится скучно. «Люди чувствовали, что космическая программа ставит человеческие проблемы в перспективе и что в результате человечество изменится», — писал Джим Ловелл через 40 лет после своей второй миссии на Луну. – «Но разум очень легко забывает, и вскоре после этого люди вернулись к прежней жизни – войнам, разрушениям и человеческой жестокости».

Вскоре после того, как были обнародованы первые фотографии Земли, писательница Энн Морроу Линдберг, жена знаменитого авиатора Чарльза, задалась вопросом, Может ли пройти несколько столетий, прежде чем люди полностью осознают значение новых перспектив, предлагаемых этими изображениями. Полвека спустя ученые пришли к единодушному мнению, что люди причинили и продолжают причинять вред окружающей среде, изменяющий планету. Можно сказать, что мы недостаточно быстро усваиваем последствия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.